24.11.2009

Возвращение «Воза»

Источник: Computerworld, США
В начале этого года сооснователь Apple Стив Возняк занял должность научного руководителя молодой компании Fusion-io, занимающейся твердотельными накопителями (Solid State Drive, SSD). Впервые с 1972 года, когда Возняк работал в подразделении калькуляторов компании Hewlett-Packard, он занял руководящий пост в организации, ему не принадлежащей.

В отличие от многих других производителей твердотельных накопителей, Fusion-io выпускает не накопители на флэш-памяти NAND в форм-факторе жестких дисков на 2,5 или 3,5 дюйма, а модули, вставляемые в разъемы PCI Express емкостью до 640 Гбайт и обладающие пропускной способностью до 1,6 Гбит/c.

Такие модули можно напрямую устанавливать в серверы, что существенно повышает производительность приложений с интенсивным вводом/выводом, причем такие решения значительно компактнее, чем традиционные накопители старшего класса.

Стив Возняк ответил на вопросы корреспондента Computerworld.

Для вас это весьма необычный шаг — стать членом совета директоров компании, в создании которой вы не участвовали. Так почему же вы выбрали Fusion-io?

Меня поразило их видение задач и перспектив развития, и дело было не только в том, что оно обещало отличные продукты. Меня поразили и привлекли люди, которые формируют это видение. Их подходы к проектированию ведут к созданию хороших технологичных решений. Первоначально я полагал, что меня пригласят в консультационный совет, но мне предложили занять пост в самой компании, и меня это обрадовало, поскольку к тому моменту у меня уже был к ней большой интерес.

Я своего рода пурист и предпочитаю движение электронов, а не громоздких железок. Вместо вращающихся дисков я предпочитаю иметь дело с электронами, и, кто знает, возможно, в будущем это будут фотоны.

Вы никогда не проявляли особого интереса к проблемам хранения данных. Что привлекло вас в этой технологии?

Я занимался хранением еще в эпоху гибких дисков. Я не имел дела со шкафоподобным системами хранения, c RAID-массивами и волоконно-оптическими каналами. Но и когда я придумывал решения на базе дискет, я стремился отказаться от всех ненужных промежуточных технологий — взглянуть на проблему в целом и найти решение. Те же самые принципы сегодня исповедуют во Fusion-io.

Что привлекло вас в первую очередь?

Я пришел на первую встречу совершенно без подготовки. Я не собирал информации о компании. Я просто согласился встретиться с несколькими инженерами, и познакомился с действительно блестящими специалистами. Один из них, директор по технологиям Fusion-io Дэвид Флинн, имеет значительный опыт работы с суперкомпьютерами и дисковыми устройствами. Долгое время он работал буквально на дому, располагая очень скудными средствами (нечто вроде того, как это было с нами, когда мы начинали Apple), и продвинулся достаточно далеко, чтобы создать несколько очень интересных моделей. Вместо того чтобы отправиться в венчурный фонд с бумажками, на нашей встрече он в деталях рассказал, что хотел бы сделать, и фактически описал всю компанию.

Я спросил, что его решение дает по сравнению с той или иной технологией, как он решил такие-то проблемы. Его ответы оказались очень разумными и во многом совпадали с моими представлениями о том, как нужно проектировать хорошие продукты. В Fusion-io завершили один из этапов привлечения финансирования, к чему я не имел никакого отношения, а затем предложили мне занять пост в компании, и я согласился. Впервые с 1972 года, когда я занимался калькуляторами в HP, я принял предложение работать в компании, которую не создавал.

Какова, по вашему мнению, сегодня роль твердотельных накопителей и как ситуация изменится в ближайшие пять–десять лет?

Я всегда отдавал предпочтение твердотельным накопителям. У меня была «башня», набитая памятью DRAM с источниками питания, которая подключалась к первым компьютерам Macintosh. Я использовал эту конструкцию как электронный диск, что позволяло вдвое увеличить скорость. Я был сторонником использования твердотельных накопителей в ноутбуках — я их всегда заказывал и дополнительно за них платил. И с музыкальными устройствами, еще до первого плеера iPod, я предпочитал использовать хранение на твердотельных накопителях, хотя тогда они стоили тысячи долларов, чтобы располагать достаточной емкостью хранения на время авиаперелетов. Так что я большой поклонник такого рода средств хранения.

Почему?

Просто действительно интересно посмотреть, как на корпоративном уровне можно использовать технологию, которая избавляет от множества проблем, возникающих с вращающимися носителями. Это совершенно иной подход к организации систем хранения. Я предпочел бы называть это решение твердотельной системой хранения, а не твердотельным накопителем, ведь слово «накопитель» подразумевает, что у него есть свой кабель, соединения, при помощи которых его следует подключать. Я бы предпочел все это пропустить и перейти к единому коммуникационному протоколу.

По-видимому, технологии SSD становятся весьма популярными в серверах, хотя еще не получили заметного распространения в сегменте настольных ПК и мобильных компьютеров. Почему так?

Жесткие диски большого размера пока более экономичны, чем твердотельные системы хранения. Приходится платить дополнительно за твердотельные системы, а они не всегда могут оказаться быстрее, это зависит от их архитектуры. У меня на ноутбуке установлен флэш-диск, и он грузится и запускает программы значительно быстрее, чем раньше, но на обычных операциях прибавки скорости совсем не заметно. Естественен вопрос: зачем платить больше, если нет дополнительной производительности?

Я, например, плачу, поскольку мне нравится идея надежности в случае использования флэш-памяти, нравится быть фанатом этого типа систем хранения, нравится в чем-то быть впереди остальных. Твердотельные накопители привлекали меня еще до того, как они завоевали себе место в корпоративных системах хранения. И конечно, теперь весь мир понимает, что это существенная составляющая будущего корпоративных систем хранения — по крайней мере, на верхнем уровне.

Благодаря чему твердотельные системы хранения завоевывают популярность на предприятиях?

К массовому производству персональных компьютеров бессмысленно было приступать до тех пор, пока стоимость микросхем, в соответствии с законом Мура, не снизилась так, что можно было предложить определенную вычислительную мощность по определенной цене. Что касается флэш-памяти, то сначала не было понятно, насколько низко упадет стоимость. Но по мере того как флэш-память стали устанавливать на потребительских устройствах (например, в MP3-плеерах и USB-флэшках) и она превратилась в столь популярный продукт, ее стоимость уменьшилась.

Как, по-вашему, позволяет ли PCI Express избавиться от узкого места между центральным процессором и приложением, в противоположность SSD в конструктиве диска на 2,5 или 3,5 дюйма?

Это более эффективное, непосредственное соединение системы хранения с высокоскоростной шиной. Процессоры сейчас настолько быстры, в распоряжении пользователей так много ядер, что здесь больше не возникает никаких узких мест. Узкое место всегда создает канал доступа к диску. Безусловно, можно подключить Fibre Channel к тому же слоту. Но разве так уж необходимо передавать все свои данные в режиме Fibre Channel, а затем преобразовывать их? Не лучше ли отказаться от всех промежуточных шагов?

Нужно изменить взгляд на проблему в целом. Вы хотите пересылать небольшие по объему данные, но не хотите использовать дополнительные микросхемы, дополнительные компоненты, дополнительные интерфейсы. В сегодняшних архитектурах это невозможно. В них надежность определяется числом контактов и соединений, а не числом транзисторов.

Здорово, когда подключить модуль хранения к компьютеру так просто. Я отношусь к числу тех, кого раздражают огромные мотки кабелей. Куда идет, например, вот этот, правильно ли он подключен? В конце концов возле компьютера образуется запутанный клубок проводов. У меня дома целые стойки с оборудованием, и мне это не нравится. Это отпугнет кого угодно. Я уверен, что если сделать нечто простое и понятное каждому, то и инженерам будет проще разбираться, что и где происходит.

Настанет ли такой день, когда твердотельные системы хранения окончательно вытеснят из центров обработки данных вращающиеся диски?

Не думаю, что мы откажемся от всех вращающихся дисков. В компьютерах большое число уровней хранения обусловлено оптимизацией затрат. В жестком диске есть встроенная кэш-память. Есть системы кэширования операционных систем. Есть различающиеся по скорости доступа разделы памяти — от памяти DRAM до кэшей первого, второго и третьего уровней. Это промежуточное решение, но я думаю, что оно станет очень распространенным, намного более распространенным, чем принято думать. Оно экономит больше денег в расчете на бит, чем при флэш-память типа NAND…

Но во многих случаях вращающиеся диски действительно станут не нужны. Я могу с уверенностью сказать, что вращающиеся диски не будут использоваться в нетбуках. Тем, кому не нужна емкость свыше 64 Гбайт, уже сейчас дешевле использовать твердотельные накопители.

Но в крупных центрах обработки данных корпоративного уровня есть огромное количество данных, к которым обращаются крайне редко. Тут простой расчет. У вас есть информация, к которой обращаются не часто, и доступ к ней может быть медленным. А затем, когда вы начинаете ею часто пользоваться, то переносите ее на более быструю систему хранения.

Поэтому могу предположить, что твердотельные системы хранения на предприятиях будут применяться по типу кэша, без такого же программирования и структуры, как кэш, но служащие той же цели.

Каким образом развитие рынка флэш-памяти повлияет на рынок DRAM?

Вы думаете, что флэш-память в будущем заменит DRAM? В буквальном смысле это вряд ли произойдет. Когда у вас есть эта высокоскоростная, локальная, очень экономичная массовая система хранения, вы не захотите ни с того ни с сего использовать этот дополнительный уровень кэширования для того, чтобы ее ускорить, поскольку она уже достаточно быстрая, чтобы обеспечивать 100-процентную эффективность работы процессора.

Apple не спешит устанавливать флэш-память в большинство своих настольных систем и ноутбуков, во всяком случае не предлагает такие компьютеры как самостоятельное решение высокого уровня. Сколько времени пройдет, прежде чем производители начнут реально проявлять интерес к флэш-памяти?

Сейчас 64 Гбайт — это та емкость, на которой стоимости вращающегося диска и флэш-накопителя примерно одинаковы. Поэтому у тех, кому достаточно 64 Гбайт, есть возможность выбора. Сейчас мой MacBook Pro имеет встроенный флэш-диск емкостью 256 Гбайт, и он обошелся мне в дополнительные 800 долл. Это дает мне чуть большую производительность, хотя предметом первой необходимости я бы такую память не назвал. Не могу сказать, что Apple так уж сильно сопротивляется использованию флэш-памяти. Что касается новой технологии будущего, то в Apple обычно в одной из первых понимают, на что именно нужно сделать ставку. Пример тому — USB, FireWire и множество других подобных решений за много лет.

Когда же, по-вашему, рынок твердотельных систем хранения действительно начнет активно развиваться?

Он уже активно развивается. Вспомните о революции ПК. Мы еще не продавали много персональных компьютеров, но как только мы создали Apple, аналитики стали ими интересоваться и утверждать, что это будет рынок с оборотом во многие миллиарды долларов. И это так похоже на то, что сейчас происходит с Fusion-io. Почти везде, где я бываю, я рассказываю о наших продуктах, и все хотят направить своих ИТ-специалистов по верному пути. Пройдет много времени, прежде чем это выльется в большие объемы продаж, но какой еще стартап вы знаете, который получает по тысяче корпоративных клиентов в год?

Так вы во многом сравниваете ситуацию в Fusion-io с тем, что происходило со Стивом Джобсом и Apple в начале 70-х годов?

Если бы я не считал, что ситуации очень похожи, меня бы здесь не было. Мы несем миру революцию. Мы видим, как начинает бурлить этот рынок. И в моей жизни опять наступило прекрасное время.

Комментарии

  • Facebook
  • Вконтакте