14.11.2012

Sharp — 100 лет. Что дальше?

Источник: IDG News Service
Есть определенная закономерность в том, что компания Sharp, акции которой давно и твердо находятся в красной зоне, которая имеет огромные долги, которая сокращает рабочие места и снижает зар­платы и склады которой забиты товарами, неспособными пробить себе путь на же­стоком рынке жидкокристаллических теле­визоров, так настойчиво продвигает семей­ство пылесосов с голосовым управлением.

Все 100 лет работы компания строила свое будущее на воплощении самых сме­лых идей.

Достаточно начать с того, что основал ее конструктор-самоучка Токиши Хаякава. Его первым изобретением, предложенным в 1912 году, была защелкивающаяся пряж­ка для ремня. Ему было суждено потерять компанию, но он сумел восстановить ее, хотя еще несколько раз вновь подходил почти вплотную к краю пропасти. Хаяка­ва придерживался очень простого подхода — изобретать не останавливаясь, пока что-то не найдет спроса.

«Периоды спада — лучшее испытание для человека. По-настоящему блестящие идеи приходят тогда, когда мы в нужде», — говорил Хаякава, скончавшийся в 1980 году.

Истории об основателях компании сейчас не лучшим образом напоминают рож­дественские сказки, но они, образно говоря, уже впитались в кровь Sharp. Компа­нии есть чем гордиться в своей истории: первое радио, созданное в Японии, пер­вые калькуляторы с большими интегральными схемами и жидкокристаллически­ми экранами, первые видеокамеры с ЖК-экранами, первый сотовый телефон по­требительского класса со встроенной камерой и, конечно, множество перво­классных, часто уникальных в своем классе телевизоров. И почти в каждой новин­ке было что-то такое, что можно было бы расценивать как неудачную шутку или издевательство: на калькуляторе устанавливались миниатюрные счеты, на­стольный телевизор с двумя экранами, направленными в противоположные сто­роны, «недосчитывался» второго приемника, фен по причудливой логике объеди­нялся с бритвой, а холодильник — с микроволновой печкой... Теперь же компа­ния намеревается заполнить рынок говорящими пылесосами.

Компания испытывает острые финансовые затруднения после избыточных вло­жений в производство жидкокристаллических панелей. Потери в текущем году грозят составить 3 млрд долл. Компания имеет огромные долги, ее статус сни­жен до мусорного, недвижимость заложена для получения экстренного кредита, уже сокращено 5 тыс рабочих мест и снижены зарплаты оставшимся сотрудникам.

Трудно даже предположить, как Sharp удастся восстановиться при теперешнем бедственном положении, но в компании планируют вернуться к корням и сде­лать новую попытку. В связи с отсутствием средств отменены какие бы то ни было празднования 100-летней годовщины. Руководство ограничилось лишь ко­ротким обращением президента Такаши Окуда, посвященным выдающимся воз­можностям, которые открываются перед смелыми изобретателями.

«Мы стремимся найти новые пути роста, открывающие перед нами блестящее будущее, намерены превратить компанию в законодателя стиля жизни и предло­жить новинки, изменяющие образ жизни и работы людей. В работе над продукта­ми мы будем смотреть на них глазами покупателей и в то же время постараем­ся заложить новые традиции», — сказал он.

Sharp ведет переговоры с Hon Hai, родительской компанией тайваньского произ­водителя Foxconn Electronics, о получении инвестиций в обмен на 10% своих акций. О сделке было объявлено в мае, но она была отменена, когда акции Sharp обесценились. Терри Гоу, председатель совета директоров Hon Hai, зани­мает в этих переговорах все более жесткую позицию. Любая плохая новость из Японии укрепляет его положение и дает возможность требовать от Sharp по-на­стоящему кабальных условий.

Многие инвесторы утверждают, что компания вскоре обанкротится. Но она уже не раз подходила к черте и, как показывает ее 100-летняя история, всегда нахо­дила силы выправиться.

В 1923 году производство изобретенного Хаякава механического карандаша было прекращено из-за землетрясения в Токио. Это землетрясение силой в 7,9 балла вызвало пожары, несколько дней не прекращавшиеся в предместьях Токио, застроенных деревянными домами. Погибло свыше 100 тысяч человек, сам изобретатель потерял жену и двоих детей. Его фабрика была уничтожена, и позже он переехал в Осаку, чтобы выплачивать долги.

Он смог восстановить компанию, поставив практически все на модное направле­ние — радио. На этом рынке действовало уже больше 80 компаний в одной Япо­нии. Но в годы разрухи после Второй мировой войны рынок почти сошел на нет. В 1950 году компания оказалась в ситуации, очень похожей на нынешнюю: чрез­мерные вложения в продукт массового потребления, большие потери на фоне долгов и все более ужесточающееся давление со стороны банков.

Как и теперь, компании пришлось сократить численность сотрудников, но она со­хранила достаточно средств, чтобы выжить и продолжать вкладывать в иннова­ции. Компания перестроила производство на радио для военных целей. Когда началась война в Корее, Sharp стала получать огромные заказы от США и вос­становила рентабельность.

«Хаякава расценил бы настоящее положе­ние компании как поворотную точку, шанс двинуться в новом направлении, — сказал Ациши Окитсу, один из создателей выстав­ки, посвященной основателю компании, в Музее предпринимательства в Осаке. — Если бы не землетрясение в Токио, Sharp, возможно, до сих пор выпускала бы карандаши».

В 1952 году Sharp попыталась разрабо­тать собственный телевизор, рассчитывая избежать закупки технологий у других ком­паний. Экспериментальное устройство оказалось вполне удачным, но в компании решили, что она уже слишком отстает, и закупили лицензию на черно-белую техно­логию у американского производителя RCA. Спустя 30 лет, в 1986 году, оставив RCA далеко позди, Sharp продемонстриро­вала свой первый жидкокристаллический телевизор. Это была модель с диагональю 3 дюйма, разрешением 92 тыс пиксе­лов, и это была уже собственная разрабтка.

Компания активно вкладывала средства в жидкокристаллическую технологию и получала прекрасную отдачу — до 2008 года. Прибыли держались на рекордном уровне пять лет, а телевизоры марки Aquos получили признание во всем мире. На продвижение своей марки на мировом рынке компания истратила 121 млрд долл., построив два крупных завода за последние десять лет, в расчете главным образом на будущие прибыли.

Но время было уже другое. По данным исследовательской фирмы NPD DisplaySearch, средняя цена 32-дюймовой жидкокристаллической панели для те­левизора упала с 1770 долл., как это было в 2003 году, до 144 долл. в текущем году.

Впрочем, все больше полагаясь на производство жидкокристаллических пане­лей, которое составляло в прошлом году 20% оборота и ввергает компанию во все большие потери, Sharp сохраняет верность традициям и осваивает весьма смелые новинки. Недавно она предложила семейство домашних паровых печек Healsio, в которых пища готовится с помощью перегретого пара, очистителей воз­духа путем обработки электричеством высокого напряжения Plasmacluster и, на­конец, Cocorobo — «говорящих» пылесосов.

Всю минувшую неделю Sharp предпринимала отчаянные попытки найти финан­сирование, чтобы встретить 100-летнюю годовщину в действующем состоянии, и завершила ее в какой-то мере традиционным для себя заключительным аккор­дом во время демонстрации нового пылесоса в выставочном комплексе в тихом городке Тенри в центральной Японии. Пылесос исправно выполнял команды, двигаясь по обширной территории демонстрационного зала, пока не услышал приказ возвращаться к зарядной станции. «О да», — произнесла машина и раз­вернулась в противоположном направлении.

Комментарии

  • Facebook
  • Вконтакте