19.04.2013

Сборные предсказания

Источник: Computerworld Россия
В середине апреля российский офис Deloitte Touche Tohmatsu представил отчет «Высокие технологии, телекоммуникации, развлечения и СМИ. Прогноз развития в 2013 году», выводы которого основываются как на собственных исследованиях Deloitte, так и на результатах, полученных другими компаниями в ходе исследова­ний и измерений последних лет.  Рассмотрение развития ИКТ с «медийной» точки зрения оставило за границами внимания Deloitte ряд популярных тенден­ций и технологий, например — Большие Данные. Зато повышенное внимание было уделено мобильности во всех ее аспектах и проблемам безопасности.

Эпоха «ПК плюс что-то еще»

«Обычные» персональные компьютеры (к ним причислены ноутбуки) не сдадут свои позиции, считают аналитики. Несмотря на то что продажи планшетов и смартфонов с 2010 года по 2012-й увеличились с 350 млн штук до 1 млрд и уже существенно превысили продажи ПК (которые все эти годы колеблются в районе 350 млн), а также несмотря на то, что в нынешнем году количество планшетов (250 млн) и смартфонов, «используемых для передачи данных на регулярной ос­нове», превысит количество ПК (1,4 млрд), около 80% интернет-трафика в конце 2011 года по-прежнему приходилось на стационарные (или относительно стаци­онарные) устройства. В такой продвинутой в плане технологий стране, как США, эта доля была еще больше — 91,8% (доля смартфонов — 5,2%, планшетов — 2,5%, еще 0,5% трафика порождали «другие устройства»). Даже у самой мобиль­ной страны, Сингапура, мобильный трафик составляет 11,5%.

Интересно, что в число резко отстающих по мобильному трафику попали Брази­лия и Франция, страны с вполне приличным уровнем проникновения смартфо­нов и планшетов (39% и 27%; 39 и 15% соответственно). В первом случае, впро­чем, это может быть следствием того, что, как указывают в Deloitte, исследова­ние затронуло в основном городское работающее население (см. врезку «С точ­ностью до репрезентативности»).

Причина преобладания трафика, связанного с ПК, на поверхности — сколько-ни­будь содержательная работа по созданию контента на планшете и тем более смартфоне крайне трудна, хотя бы из-за размера экрана и клавиатуры. Некую условную границу в Deloitte проводят на сообщении в 500 слов. Свою роль игра­ют и технические характеристики — большие мощность процессора, емкость оперативной памяти и накопителя у ПК, возможность их модернизации.

Комментируя результаты, в Deloitte обратили внимание на то, что из нынешних 2 млрд человек, имеющих доступ в Интернет, большая часть проживает в доста­точно развитых странах и может себе позволить иметь и ПК, и смартфон, и план­шет. «Следующий миллиард» — из развивающихся стран — в силу меньшего до­статка ограничится одним-двумя устройствами. Обычно считается, что это будут молодые люди, однако есть и иные данные: согласно одному из исследова­ний, учитывавшихся Deloitte, возрастное распределение предпочтений более сложное, и популярность плашетов растет практически линейно с возрастом респондентов.

Конечно, мобильный трафик будет расти, однако и к концу 2013 года, считают в Deloitte, он не превысит 15%. Это надо учитывать при выделении ресурсов на со­здание мобильных версий сайтов.

В корпоративном секторе у планшетов все тоже не так гладко, как предсказыва­ла сама Deloitte в 2011 году. Тогда предполагалось появление к нынешнему вре­мени 30 млн «корпоративных» устройств, на деле их 10-15 млн, причем замени­ли они в немалой степени не ПК, а бумагу как средство создания каких-либо за­меток и ввода данных «на ходу».

Так что эпохи Post PC в обозримое время не предвидится, вместо этого имеет смысл говорить об эпохе PC plus — ПК плюс еще что-то. И основная битва разго­рится за право этим «чем-то» быть.

Что куда нести?

Одной из причин того, что мобильные устройства не стали заметной частью кор­поративного ИТ-ландшафта, можно считать проблемы с внедрением на предпри­ятиях концепции BYOC (Bring You Own Computer).

В варианте BYOD (Bring You Own Device) сотрудник приобретал себе мобильное устройство (ноутбук, планшет, смартфон), которое работодатель разрешал под­ключать в корпоративной сети и компенсировал часть затрат на приобретение и услуги связи. Однако эта модель столкнулась с финансово-учетными сложностя­ми (компенсация могла рассматриваться как вознаграждение сотруднику), увели­чивающими стоимость устройства для компании. Кроме того, необходимость поддержки разномастных устройств вызывала потребность в технической под­держке от сторонних провайдеров, что также повышало реальную стоимость BYOD и конфликтовало с корпоративными правилами в области безопасности. Выяснилось также, что многих сотрудников попросту не устраивала производи­тельность имеющихся ПК, но при замене их на более мощные они готовы отка­заться от новомодных гаджетов в пользу быстрых процессоров и больших экранов.

Более перспективной в компании считают другой вариант — когда, фактически, «приносят» не устройство на работу, а работу на дом. Сотрудник покупает за свой счет устройство — по душе и возможностям, работодатель обеспечивает его подключение к корпоративной сети, приложениям и данным. Еще он платит за обеспечение безопасности, продукты для организации видеоконференций или удаленных тренингов, ПО учета рабочего времени и т. д. А также решает нелегкий вопрос по обеспечению баланса между интересами безопасности и неприкосновенностью частной жизни сотрудника. Последнее, например, препят­ствует установке средств удаления с жесткого диска всей, в том числе личной, информации при краже компьютера или увольнении надомного работника.

Однако, несмотря ни на что, в Deloitte полагают, что эта версия BYOC будет по­пулярна, и в целом согласны с одним из прогнозов, гласящим, что к 2017 году в 54% американских компаний более половины их сотрудников будут работать удаленно.

Перенос предположений о судьбе BYOC на другие страны, в том числе Россию, разумеется, требует учета особенностей национальной налоговой политики, стоимости поддержки, уровня внимания к проблемам безопасности и тайны лич­ной жизни.

Неслучайные комбинации

По мнению аналитиков Deloitte, в 2013 году более 90% паролей, в том числе при­знанных ИТ-службами впроле «надежными», будут уязвимы для атак хакеров. Ви­новат как рост технологической оснащенности хакеров (стоимость дешифроваль­ных устройств для хешированных файлов с паролями за год снизилась почти вдвое, появилось ПО, распараллеливающее процесс взлома между несколькими устройствами), так и человеческий фактор.

Ранее считалось, что восьмизначный пароль из случайных букв и цифр обеспечи­вает практически стопроцентную защиту. Однако людям, как правило, трудно держать в уме более пяти-семи символов, а посему они придумывают различ­ные уловки, облегчающие запоминание пароля. Берут за основу пароля какое-ли­бо слово, прописной символ (если система его требует), ставя их в начале паро­ля, цифры — в конце, причем те часто повторяются или располагаются в поряд­ке увеличения и т.д.

Это делает случайные комбинации гораздо менее случайными, так что примене­ние в одном из «натурных экспериментов» 10 тыс. наиболее популярных паро­лей к базе из 6 млн дало доступ к 98% всех записей.

Дополнительные бреши в безопасности пробивает склонность пользователей доверять одним и тем же комбинациям символов свои банковские счета и акка­унты в социальных сетях, а то и вовсе на каких-либо случайных сайтах — в сред­нем на 26 учетных записей приходится всего пять паролей. При этом эта пятер­ка часто выбирается из соображения удобства ее набора и на мобильном устройстве, что дополнительно упрощает пароль. И его взлом.

Помимо технических ухищрений, наилучшим средством защиты в Deloitte счита­ют многофакторную аутентификацию, строгость которой будет зависеть от цен­ности защищаемой информации. Также в компании полагают, что вырастет попу­лярность хранилищ паролей — систем, предназначенных для управления учет­ными записями и минимизации вероятности повторного использования одних и тех же комбинаций. Однако их, в свою очередь, придется охранять, так как такое хранилище станет крайне лакомым куском для хакера.

Навстречу четвертому поколению

По прогнозам Deloitte, к концу года сети LTE появятся в 75 странах мира, более 200 операторов будут обслуживать 200 с лишним млн абонентов (это в 17 раз больше, чем два года назад), появятся LTE-совместимые устройства стоимо­стью менее 100 долл. Впрочем, существенная часть владельцев LTE-аппаратов не будет использовать все их возможности, даже будучи клиентами оператора, предоставляющего доступ к сетям четвертого поколения. Одной из причин этого аналитики называют широкую распространенность, быстродействие и дешевиз­ну «обычных» широкополосных сетей — в редком заведении общественного пи­тания нет общедоступной сети Wi-Fi, так зачем платить вообще?

Скорость работы сетей LTE по мере увеличения нагрузки на них будет падать, хотя и останется выше, чем сетей 3G. При этом перевод трафика в LTE-сети поз­волит высить качество голосовых соединений в сетях старых стандартов.

В целом к концу 2013-го или 2014 года пользователи LTE составят 3-4% от общей абонентской базы, однако на них придется около 10% выручки. Этот про­гноз очень зависит от политики регуляторов — большинство операторов интере­суются крупными городами, где живет основная часть их потребителей, однако условием получения лицензии может стать охват менее прибыльной сельской местности.

Большое влияние на развитие LTE и других коммуникационных технологий сыгра­ет ситуация с частотным спектром. По прогнозам Deloitte, в 2013 году спрос будет превышать предложение, особенно в густонаселенных крупных городах. «Перенаселенность» эфира будет выражаться в двух-трехкратном увеличении числа безуспешных попыток выйти в Интернет, снижении скорости работы в тех случаях, когда доступ удалось получить, до 1 Мбит/с, и т. д. Дальше, по мере роста мобильного трафика, ситуация будет усугубляться.

Предпринимаемые меры по расчистке эфира (например, передача под связь новых диапазонов), повышение эффективности используемых частот (LTE требу­ет почти в 16 раз меньше ресурсов, чем 3G, LTE Advanced еще вдвое эффектив­нее) уже в обозримом будущем не справятся с ростом потребностей. Однако в Deloitte надеются, что внедрение протокола IPv6, новые технологии, например гетерогенных сетей и динамического управления спектром, вкупе с действиями регуляторов смогут решить проблемы.

Комментарии

  • Facebook
  • Вконтакте